В великий Пяток, накануне Благовещения, отошел ко Господу архимандрит Лавр, — Свято-Успенский мужской монастырь г. Новомосковск

В великий Пяток, накануне Благовещения, отошел ко Господу архимандрит Лавр,

игумен Свято-Успенского мужского монастыря в городе Новомосковске Тульской епархии. Он ушел в тот лучший мир вместе со Христом, когда погребали Господа, когда все равно наворачивались слезы от той далекой и близкой истории, которая стала краеугольным камнем православия. Он ушел в тот лучший мир, когда тихо смеркалось, когда, идя за гробом, тихо пели «Святый Боже»…

Жизнь отца Лавра была связана с городом Новомосковском. Он как бы врос в эту когда-то новую Москву, которая существовала без храмов и монастыря и изменил ход этой странной привычки советского времени и советского города, города химиков. Родился он на Оке, в Алексинской стороне. И все, казалось, было как у всех, в самой середине ХХ века, вполне обычной жизни: школа, армия. Служил в Чехословакии, был слесарем на одном из тульских заводов. А далее все началось не совсем тривиально и стандартно. Стал петь на клиросе в храме Двенадцати апостолов в Туле. Этот храм никогда не закрывался. Господь развернул так, как Ему угодно: привычная и обычная жизнь была завершена, началась иная, открытая для другого, появились другие пути и наставники. Он стал иподиаконствовать у тульского архиерея владыки Германа (Тимофеева), ныне митрополита Волгоградского и Камышинского. Тогда же, как сейчас кажется в далеком 1980 году, владыка Герман устроил одно из первых епархиальных торжеств по случаю 600-летия победы Куликовской битвы. Потом, спустя годы, отец Лавр станет неотделим от этого священного первого ратного поля России. Он будет рукоположен в сан иерея, овдовеет, примет монашество. И тогда он станет необходим во многих точках древней Тульской земли. Он всегда точно исполнял все послушания. Молился в древнем монастыре Белева, на родине Василия Андреевича Жуковского, первого романтика нашего Отечества. Романтиком в какой-то степени и был отец Лавр. Ведь только романтизм и неуклонная вера могла сделать из него подвижника. Он стремительно перемещался по всей Тульской епархии, устраивая в конце 80-х и начале 90-х годах храмы. Он умел тихо и спокойно слушать и рассказывать. Отец Лавр обладал глубоким чувством и силой убеждения, но держал это в себе, он ничего не декларировал, не навязывал, но его какая-то стойкость, его пример и простота убеждали многих в его правоте. Поэтому люди к нему тянулись. Все было без особых прикрас, просто, никому не было обещано ничего невозможного. Зато его какая-то искренность и опять же простота покоряли и простых людей, и начальников местного значения. Он мог со всеми найти общий язык. Его знали и на самом удаленном приходе в Ченцове. Это место он очень любил. При его участии было открыто много храмов в Куркинском, Кимовском и других районах области и, конечно, дорогим для него стал город Новомосковск. Отец Лавр в 90-ые годы стал устраивать здесь монастырь, как уже было замечено,в городе, где не только не предполагалось устройство храмов, а основание здесь монастыря тем более казалось какой-то иллюзией, некой мечтой. Но тогда в 90-ые многие были романтиками. И в это все поверили. Конечно, особую роль играли архипастыри. Владыка Серапион (Фадеев +1999), он тогда был на Тульской кафедре, благословил устройство обители. Еще тогда было недоумение, как в парке горда химиков, в кафе под названием «Лада» будет храм. Но через какое-то время оно так и случилось. На окраине города, которая благодаря отцу Лавру, давно перестала быть окраиной, стал устраиваться монастырь. Первый храм был в честь Покрова Божией Матери. Потом стали строить Успенский собор. Тогда произошла девальвация денег. Отец Лавр спешил со стройкой. И благодаря своей природной и тульской закалке вникал в каждую мелочь. Он стал строить свой монастырь. И как-то Господь устроил все: монастырь появился, братия собралась, народ потянулся. А отец Лавр, казалось, просто был на этом месте всегда. Он был здесь уже как данность, как некая стабильность этого города, как некая большая его часть. Потому что — перефразируя известные слова: говорим Лавр, представляем Новомосковск и Куликово поле. Его телефон звонил звуками кадила. А когда ему звонили, а звонили ему до последнего дня огромное число людей, то все слышали «Русь Святая, храни веру православную». Он никогда ничего не изображал, не стремился быть похожим на кого-то. Почти 20 лет отец Лавр был благочинным монастырей Тульской епархии, обладал редким качеством — умением пожалеть, не осудить, не заниматься дидактикой, а как- то по-простому сказать. Его отличала могучая фигура, широта души и радость жизни. Он очень ее любил. Хотя для него вся жизнь была Церковь. Он очень много сделал. Мы сейчас это не до конца осознаем. Он был настоящим простым русским батюшкой…

Его Господь забрал в самый скорбный день в году. Весть быстро разнеслась. Он ушел к Господу, с Которым был всегда и к Которому привел многих и многих людей. Отец Лавр никогда не видел препятствий к Господу ни в советские времена, ни в 90-х, ни после и до последнего своего издыхания. Отец Лавр соберет нас всех в Светлый Понедельник в монастыре, который он устроил и создал.